РУССКИЙ ENGLISH

Государственные тендеры: барьер на пути коррупции или ее инструмент?


     С введением рыночной экономики тендеры стали обязательны для государственных учреждений и организаций даже при приобретении канцелярских принадлежностей. Таким образом была сделана попытка проконтролировать расходование бюджетных средств. Однако идиллии не получилось. Тендерные торги, несмотря на их повсеместное применение, постоянно сопровождаются скандалами. Официальные лица, причастные к проведению тендеров, старательно избегают всяких контактов с журналистами, а те, кто все-таки готов кое-что рассказать, оговаривают непременное условие - не называть их имен и должностей.

                Печать проклятия.
     Первый в истории тендер, описанный в Библии, привел к печальным последствиям. Сыновья Адама и Евы Каин и Авель приняли участие в конкурсе на подношение даров Богу. Каин принес в дар от плодов земли, ибо был земледелец. Авель, пастырь овец, - от первородных стада своего. Но призрел Господь на дары Авеля, чем сильно огорчил Каина. И когда братья были в поле, восстал Каин на Авеля и убил его. Но даже перед всевидящим Богом отказался признаться в грехе.
     Может, поэтому история тендеров несет на себе печать Каинова проклятия. А сами тендеры вызывают сомнения в их честности. И не без оснований.
     Сама идея тендера стара, как мир: она родилась в тот момент, когда у заказчика или покупателя возникла необходимость наглядно сравнить продукцию или услуги различных производителей. Клиент не затрачивал усилий на маркетинговые исследования, а производители конкурировали между собой, желая взять качеством и дешевизной. Так выбирались поставщики королевских дворов, утверждались проекты дворцов, мостов, оборонительный сооружений, распределялись подряды.
     Выбор осуществлялся единолично -самим монархом или его уполномоченным чиновником. И уже древние жаловались на лукавых царедворцев, которые получали огромные барыши, поставляя государству некачественное оружие, корабли, провиант. Государственный подряд во все времена считался делом выгодным для всех, кроме государства. Прежде всего потому, что право выбора было не за тем, кто потреблял товар. И не за тем, кто оплачивал расходы. А вот те, кому это поручалось, нередко не могли удержаться от соблазна обмана.
     Петру I не раз приходилось наказывать царедворцев, которые наживались на госзаказах и влезали в государственную казну. Доставалось и любимцу - Алексашке Меньшикову. Однако желание «срубить капусту» одним росчерком пера было, остается, и еще долго будет оставаться сильнее страха. Рябушинские во время первой мировой сколотили состояние, выкупив подряд на поставку амуниции в армию. Солдатские сапоги (именно тогда появились кирзовые) оказались... с картонной подошвой.


     В наши дни даже в такой «устаканившейся» стране, как США, нет-нет, да вспыхивают скандалы, связанные с тендерами. Громкий скандал вокруг американского авиаконцерна «Локхид» наглядно показал, как деньги налогоплательщиков благополучно перетекали в карманы генералов и сенаторов, утверждавших и принимавших технику по баснословным ценам.
     Именно административный ресурс, как у нас принято сейчас выражаться, делает тендеры дойной коровой для кучки людей, принимающих решения, за которые они не несут ответственности. Вспомним, какой ажиотаж был вокруг тендеров на обслуживании заказов по восстановлению Чечни. Нынче и победители тендеров, и их покровители - далеко не самые бедные люди в стране.
Гладко было на бумаге...
     При проведении тендеров государственные предприятия и организации, предприятия различных форм собственности сегодня руководствуются требованиями Федерального закона от 6 мая 1999 года № 97 «О конкурсах на размещение заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд» и указа президента России от 8 апреля 1997 года №305 «О первоочередных мерах по предотвращению коррупции и сокращению бюджетных расходов при организации закупки продукции для государственных нужд». Их появление обусловлено тем, что в обстановке неограниченной либерализации рынка многие чиновники, пользуясь правом подписи и печати от имени государства, присваивали себе бюджетные деньги, накапливая первоначальный капитал. «Откаты» стали повседневным явлением. Десять, двадцать, пятьдесят процентов - все зависело от масштабов сделок и аппетитов того, кто решал вопрос. Предполагалось, что тендеры поставят непреодолимую стену на пути теневых сделок.
     В указе президента РФ № 305 прописано, что все крупные государственные контракты должны заключаться на конкурсной основе. Внеконкурсные закупки разрешены только в следующих случаях: если сумма заказа составляет менее 2 тысяч МРОТ: если предприятие -единственный поставщик продукции; если возникла срочная необходимость; из соображений стандартизации.           Согласно этому документу, тендеры рассматриваются как средство борьбы со злоупотреблениями чиновников. Предполагалось, что указ будет действовать до тех пор, пока Госдума не примет соответствующий закон, но получилось иначе. Дума приняла закон о размещении госзаказа, но фактически работает только президентский документ. Он хорошо продуман, удобен, к нему уже все привыкли. Понятно стремление законодателей к тому, чтобы повысить прозрачность и мотивированность принятия решений, сделать систему торгов открытой, состязательной, обеспечить наиболее приемлемые условия сделки. Однако условие, что тендерные торги могут быть как открытыми, так и закрытыми, сводит на нет эти усилия. Угадайте с одного раза, какую форму изберет чиновник, которому поручено произвести закупку, скажем, средств безопасности? Хорошо помню, как несколько лет назад, когда еще сам служил в системе МВД, получил приобретенные «наверху» компьютеры. Мастер смотрел сочувственно: «Модель устаревшая, таких больше не выпускают. Либо обновлять надо, либо...». А ведь пришли они к нам по цене «навороченных». На те же деньги в соседнем магазине можно было взять самые современные модели. Многие сегодня помнят, как подразделения УВО, и не только они, мучились с израильскими датчиками охранной сигнализации, которые по цене чуть уступали другим. На самом деле они не стоили и половины тех сумм. Потому что выходили из строя при первом же удобном случае.
    А ведь во всех случаях действовали тендерные комиссии. Их выбор был определяющим. А судьи кто? Для организации торгов создается тендерный комитет, который либо публикует условия конкурса, либо избирательно оповещает потенциачьных участников по своему выбору. Заседания тендерной комиссии являются закрытыми и проводятся при условии поступления не менее двух заявок от участников. При проведении тендера на поставку оборудования, установку и обслуживание систем, оказание услуг победитель инвестиционного тендера определяется тендерной комиссией, исходя из установленных ею критериев и условий.
     В большинстве случаев в таких комиссиях преобладают кто угодно, но только не те, кому предстоит эксплуатировать технику, отвечать за ее работу. Ну, если не головой, то хотя бы карманом. Передо мной лежит замечательный документ - протокол испытаний различных средств пожаротушения, которые более года назад проходили в Перми. Именно такие документы ложатся на стол тендерных комиссий перед принятием решений. Сразу же приведу заключение комиссии - итог сравнительных испытаний тушения нефтепродуктов в резервуаре подачей пены сверху. «Проведенные испытания показали:
     -  возможность тушения нефтепродуктов в резервуарах углеводородными пенообразователями с использованием генераторов пены, образующих пену средней кратности, с интенсивностью, превышающей нормативную в 5-7 раз (на примере установки «11урга-60»;
     - целесообразность использования комбинированных лафетных стволов (образующих пену низкой кратности с использованием пленкообразующих фторсодержащих пенообразователей) для тушения резервуаров с нефтепродуктами, оборудованных системой подслойного тушения (на примере ствола Antenor 1500 Р и пенообразователя Ansulite)». Выделим слова - «возможность» и «целесообразность». Что они означают? Прежде всего то, что комиссия рекомендует руководству, а также тендерной комиссии, французский вариант в качестве самого эффективного и качественного оборудования. Можно не сомневаться, рекомендация будет услышана. В перспективе окрепнет российско-французская дружба. Жаль только, если при знакомстве с документом на столах руководителей на тот момент не оказалось калькулятора. И желания поработать своей головой. Попробуем сделать это за них и поупражняемся сначала в арифметике. Дано:
     РВС 2000 с нефтепродуктом, продолжительность свободного горения 3 минуты. Установка «Пурга» (расход 60 л/с) со штатным дозатором, подавала 6% раствор пенообразователя ПО-6НП. Время тушения - 65 секунд.
     Ствол ANTENOR 1500 Р (расход 23 л/с), встроенный в ствол дозатор, подавал 6% раствор пенообразователя Ansulite. Время тушения - 420 секунд.
     Школьник скажет, что «Пурга» справилась с задачей более чем в шесть раз шустрее. Может, все дело в непомерном количестве раствора, который необходим для установки и в экономике?
     Ведь тендер-то призван деньги сберечь, а там - гори все синим пламенем? Считаем: 60 л/сек х 65 секунд = 3900 л. A v французов - 23 л/сек х 420 секунд = 9660 л. Отечественная установка затратила: 234 литра пенообразователя стоимостью 12 рублей за литр на сумму 2808 рублей. Литр Ansulite в самом лучшем случае дешевле трех долларов не обойдете». 580 литров встанут в сумму более 55 тысяч рублей. Французов, наверное, этим не удивишь. Да только жалко за тот же эффект платить почти в двадцать раз больше. Может, мы чего-то такого не понимаем, что ведомо только им? Не учли какие-то проценты, коэффициенты? Тогда приносим извинения. Цифры ваши, выводы наши. Но уже одно то, что «Пурга» ликвидировала огонь за 65 секунд, простому смертному говорит о многом. Лишние 355 секунд пожара таят в реальной обстановке большую опасность. Логика пожара - нелинейна. Говоря языком математическим, она отображает логарифмическую (экспоненциальную) зависимость. Каждая секунда приносит вреда на порядок больше, чем предыдущая. Горящий самолет с пассажирами на борту, здание, в котором находятся люди, склад с боеприпасами или ядовитыми и агрессивными веществами - да мало ли примеров...      Но сегодня ripaiefwwQumi на меш-предприятиях нефтехимического комплекса внедряется стволы Antenor 1500 Р. Как обходят закон.
     Мы сознательно не касаемся тендеров, которые проводятся безупречно чисто и открыто.
Такие есть, но есть и другие. Ограничимся далеко не полным перечнем того, как можно свести любой тендер к акту простого утверждения заранее назначенного победителя. Можно опубликовать условия конкурса в издании, которое недоступно большинству заинтересованных лиц, или которое никто из них заведомо не читает. Практикуется ограничение тендера двумя-тремя участниками, которые не питают иллюзий по поводу своей роли подставных. Документы, необходимые для конкурса, можно высылать «ненужным» участникам как можно позднее, да еще и «случайно» не в полном объеме. Можно поставить условия, детально описывающие продукцию искомой фирмы, затем провести закрытый тендер, а потом все остальные, даже превосходящие по качеству и более подходящие по цене предложения просто отвергнуть без объяснения причин. Можно исключить появление в комиссии представителей эксплуатационников и дать заключение сравнительных испытаний приборов и оборудования, в которых внятно описаны лишь выводы в пользу желательного претендента.
     Обычно круг фирм, откликающихся на объявление о тендере, в общих чертах известен, и неприятных сюрпризов не бывает. Наиболее спорный момент - процедура формирования конкурсной комиссии. С одной стороны, в президентском указе говорится, что в нее должны входить представители поставщиков. С другой стороны, документы, которые рассматривает комиссия, для участников торгов должны оставаться закрытыми. Поэтому, из соображений здравого смысла, поставщиков не берут в состав комиссий. Их комплектуют из депутатов, представителей различных министерств и ведомств. Понятно, что о технической компетентности таких «свадебных генералов» говорить не приходится, поэтому на самом деле все решают лица, составляющие техзадание и выдающие заключение. Таким образом, от принципа коллегиальности, который и должен был гарантировать честность тендера, мало что остается. Впрочем, в законе сказано: если участник конкурса не доволен его итогами, он может подать апелляцию. Рассматривать ее будет Министерство экономики РФ. Но пока на рынке безопасности таких прецедентов не было. Значит ли это, что все хорошо?


Владимир Куликов.

 

<<<Назад


196070, РОССИЯ, Санкт-Петербург, а/я 87
Тел./факс: (812)464-61-41 e-mail: sopot@sopot.ru
Новости О фирме Хроника Продукция Применение Сертификаты Дилеры Официальное представительство в России Заказчики Статьи Контакты